© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Талант Султанов: цифровизация Кыргызстана – это не роскошь, а требование времени

«Люди из регионов смотрят на цифровизацию и считают, что это только для горожан, относятся к этому равнодушно. Доведя инфраструктуру до каждого населённого пункта, нужно сделать так, чтобы фермеры, учителя, дети почувствовали выгоду от цифровизации», – говорит в интервью аналитической платформе CABAR.asia Талант Султанов, председатель Кыргызского интернет общества (ISOC Kyrgyzstan), экс-глава НИСИ КР и бывший советник премьер-министра КР.

English


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


 CABAR.asia: С недавних пор Кыргызстан взял курс на “цифровизацию” страны. Что представляет из себя этот процесс?

Я пока еще не читал официальные документы, трудно сказать, что предполагается руководством страны, но я думаю, что усилие будет на то, как новые технологии, инновации, интернет поможет нашим гражданам. Особенно тем, которые живут в регионах, в селах. 

На самом деле для такой страны как Кыргызстан, мы должны признавать, осознавать, что мы небольшая страна, горная и очень далеко находимся от океанов. Много географических предпосылок, которые являются сложностями для страны, которая строит традиционную экономику. Но для страны, которая строит экономику, основанную на знаниях, на новых технологиях, все эти физические барьеры уже не представляют большой трудности. Потому что если ты очень хорошо завязан через интернет-кабели со всем миром, то ты можешь уже производить онлайн продукты и услуги, вести бизнес со всем миром.

Жить в Кыргызстане, работать со всем миром.
Мне очень нравится слоган наших активистов – создателей Парка высоких технологий, которые говорят: “жить в Кыргызстане, работать со всем миром”. Как мы все знаем, сейчас у Кыргызстана есть одна большая слабость – очень многим нашим гражданам проходится искать экономические возможности за рубежом. Если нас всего шесть миллионов и из них один миллион человек находятся за рубежом – это на самом деле большой вопрос для страны. Мы должны создавать возможности для наших граждан в стране. Тем более если наши люди будут уметь программировать, работать в креативной экономике, то доходы в этом секторе на самом деле очень большие. Отрадно, что в Кыргызстане есть примеры, когда молодые ребята, начинают работать в сфере высоких технологий и уже находят партнеров за рубежом, зарабатывают довольно прилично.  Если мы поставим это на массовый поток, то у большей части наших граждан откроются такие же возможности.

Однако на самом деле не нужно всем становиться программистами. Но мы все должны быть готовы работать в новой среде, где нас окружают новые технологии, доступ в интернет и пользоваться всеми возможностями, которые он предоставляет.

Нынешнее руководство страны приняло программу «Цифровой Кыргызстан». Некоторые думают, что это продолжение проекта «Таза Коом». Чем отличается «Цифровой Кыргызстан» от «Таза Коома»? Что стало с «Таза Коомом»?

В этом плане у меня даже больше вопросов чем ответов. Пока что я точно не могу сказать, что имеется в виду под «Цифровым Кыргызстаном». Я надеюсь, что это на самом деле продолжение программы «Таза Коом». Потому что очень много усилий было вложено в разработку стратегии «Таза Коом». В нем участвовали представители государственного и частного секторов, некоммерческих организаций, экспертов. Это было большое совместное усилие. Многие ребята, которые помогали писать «Таза Коом», сейчас продолжают работать в правительстве, что меня очень радует. Есть какая-то преемственность для этой стратегии и мы не должны забывать, что в нашей долгосрочной «Стратегии-2040», там тоже заложен «Таза Коом». На нынешнем этапе она получила название «Цифровой Кыргызстан». Я надеюсь в ближайшее время ее опубликуют, чтобы мы могли бы более точно, детально обсудить. Но мне кажется там нужно, как минимум, 3 больших компонента, которые мы должны учесть: 

Первое – это построение инфраструктуры. Все населённые пункты, каждый гражданин, то что называется “последней милей” (канал связи, который соединяет последний сетевой узел провайдера и конечное оборудование клиента – прим. ред), должны иметь возможность выходить в интернет.

Второе – это контент. Даже если мы подсоединим село к интернету, то для сельчан должно быть полезным и нужным, что там есть в интернете. Особенно на кыргызском языке или на языке, который востребован в селах.

Третье – это навыки. Связь и контент будут, но надо еще людей научить пользоваться всеми этими возможностями. Мы должны научить наших граждан знать о вызовах и проблемах, который может собой представлять собой интернет, потому что там есть и свои угрозы. Наше население все ещё невинное в этом плане. Наши граждане выставляют все свои личные данные в интернет, начиная от даты рождения до паролей. Для злоумышленников все это может представлять большой интерес.

Международная конференция “Таза Коом: Видение, глобальные тенденции и возможности для сотрудничества”, Бишкек, Май 2017. Фото: vb.kg

Даже если не для злоумышленников, то сейчас все компании мира собирают как можно больше данных. Данные сейчас считаются как новая нефть, поэтому Facebook, Google, Apple, все компании собирают разного рода данные, чтобы правильно выстраивать свой маркетинг, продукты. Мы как пользователи интернета должны знать об этих угрозах, особенно наши маленькие сограждане, чтобы мы не сделали их уязвимыми к плохим аспектам интернета.

Какие гарантии может дать государство, чтобы сохранить защиту наших персональных данных?

У нас самые передовые технологии защиты данных в наличии. Я постараюсь объяснить это понятным языком. Во-первых, наше население все еще доверчивое. Потому что в разных частях мира люди уже “обожглись” на этих вещах, их данные или номера кредитных карточек “сливались”. К счастью, пока в Кыргызстане таких больших инцидентов не происходило, но все равно мы должны бдительными. Не стоит выкладывать в социальных сетях все свои
данные. Иногда грабители узнают о том, что человек где-то, потому что он выкладывает фотографии с поездки – человек за рубежом, а дом значит пустой.

Мы должны относиться к своему компьютеру, телефону также как к своей одежде.
Мы регулярно чистим одежду. А когда вы последний раз чистили свой телефон от всех вредоносных вирусов, которые насобирали, когда вы заходите на разные сайты? Эти штуки как cookies (текстовый файл с данными, который записывается в браузер, сервером посещаемого вами сайта – прим.ред) записываются на вашем телефоне и уже отслеживают, когда вы просыпаетесь, куда вы ходите.

Это глобальная проблема, не только для Кыргызстана. Конечно, государство предпринимает много усилий, чтобы защитить данные граждан. Если раньше мы считали, что чтобы данные были защищены, нужно провести отдельный кабель между двумя министерствами, то сейчас мы отходим от этого. Тут уже нужен не защищенный кабель, а защищенная информация. Когда информация движется от одного министерства к другому, то используется платформа «Түндүк». Эта платформа основывается на эстонской программе, которая защищена совершенными технологиями как блокчейн шифрование (выстроенная по определённым правилам непрерывная последовательная цепочка блоков, содержащих информацию – прим. ред). Эстония считается одной передовых стран из в плане защиты данных и эта страна поделилась технологиями с Кыргызстаном совершенно бесплатно. То есть у нас самые передовые технологии защиты данных в наличии.

В феврале состоялся запуск  проекта «Безопасный город» в нашей стране. Насколько нынешний «Безопасный город» отличается от первоначального варианта, когда вы были советником бывшего премьер-министра? Почему власти забыли про проект «Умный город», компонентом которого был «Безопасный город»? 

Можно сказать, что это не «Безопасный город», а безопасный перекресток.
Вы правильно заметили, что «Безопасный город» – это был компонент проекта «Умный город». То есть концепция «Умного города» предполагала очень много различных компонентов и плюс это был не один город. Предполагалось, что это будут города Бишкек и Ош, а также все большие трассы Бишкек-Ош, Бишкек – Иссык-куль, аэропорт Манас. Плюс там не просто безопасность дорожного движения, но и умное освещение, умные светофоры, умная парковка, кабели, которые сейчас висят на проводах и под землей. Подход был разу сделать большое усилие.

Сейчас же подход чуть другой – начать с малого. Можно сказать, что это не «Безопасный город», а безопасный перекресток. Пока начинается от того, чтобы не нарушали правила дорожного движения на перекрёстках и может постепенно придем уже к другим компонентам, которые предполагались в «Умном городе». Сейчас люди уже более или менее привыкают ездить дисциплинированно.

Какие условия нужны для успешного развития цифровой трансформации. Например, законодательная база, соответствующая инфраструктура, человеческий капитал. Какое направление Кыргызстану надо развивать в приоритете?

Всё вместе. Вы в принципе обозначили все главные компоненты, необходимые для цифровизации. Часто будет возникать ситуация, аналогичная вопросу, что первичное – яйцо или курица? Нужно ли развивать законы, перед тем как мы будем реализовывать инфраструктурные проекты или нужно ли взращивать навыки до того, как мы разработаем какой-то контент? 

Мне кажется это все должно идти параллельно и одно другому не мешает. Однако в первую очередь нужна реальная политическая воля, не просто на словах. Воля, которая будет показывать, что мы серьезно настроены, мы будем создавать все условия для того чтобы цифровизация у нас развивалась. То, что правительство обещает сделать, оно должно доводить до конца. Люди поверят, когда почувствуют первые результаты.

Второе – это, конечно, инфраструктура. В основном люди из села смотрят на цифровизацию и говорят, что это только для горожан. Многие как жители села относятся равнодушно. Доведя инфраструктуру до каждого населённого пункта, нужно сделать так, чтобы фермеры, учителя, дети, которые живут в селах, почувствовали выгоду от цифровизации.

Третье – это навыки. В системе образования нужно очень сильно, много чего пересмотреть. Большой фокус надо делать на критическое мышление. Например, сейчас мы посмотрим на какую-то новость на одном вебсайте или ТВ канале. Ту же самую новость посмотрим на другом канале, это будет выглядеть совершенно по-другому. Поэтому у человека должен быть критический взгляд, он должен две эти картины сопоставить. Если такого не будет, то наше общество будет очень сильно разделяться в эпоху фейк ньюс, хейт ньюс.

Какой процент проникновения интернета в Кыргызстане? Нужен ли широкополосный интернет для цифровизации?

Когда ведется обсуждение о статистике об интернет данных нужно понимать какие стандарты, какие индикаторы мы используем. Есть национальные, а есть соответствующие мировым индикаторам. Часто и в Кыргызстане, и в соседних странах национальный индикатор будет очень позитивным. Все имеют интернет, делают замеры. А когда приходят международные организации, то они дают совершенно другие данные. Это просто различие в методологиях. Согласно международным исследованиям, во всем мире сейчас более половины населения мира являются пользователями интернета. Иметь доступ в интернет и пользоваться им – это два разных индикатора. Вы можете иметь доступ и не быть пользователем. Возможно очень дорого, либо некачественно, либо вы не знаете для чего это нужно. В мире более половины населения пользуется интернетом. В Кыргызстане только треть населения. Даже в Африке пользователей интернета больше половины. Наше руководство всегда говорит разве мы Африка? Да, мы, оказывается, отстаем даже от Африки.

В мире более половины населения пользуется интернетом. В Кыргызстане только треть населения. Фото: sputniknews.kg

Широкополосный интернет имеют всего 3-4 % населения в стране. Есть разные методы и технологии получения доступа в интернет, но конкурировать с широкополосным доступом в интернет никакая технология пока не сможет. Потому что широкополосный интернет — это оптоволокно, стеклянный кабель, по которому сигнал движется почти со скоростью света. Довести оптоволокно до отдаленных сел, горных районов очень дорого и зачастую может быть экономически невыгодно. Поэтому будут использоваться другие технологии: wi-fi, спутниковые технологии. Все они представляют альтернативу, если нет возможности провести широкополосный интернет.

Если сравнивать темпы цифровизации с соседними странами по региону или в странах ЕАЭС, то в каких сферах Кыргызстан ушел вперед, в каких отстает?

Когда мы запускали программу «Таза Коом», мы смотрели и руководствовались мировым опытом. В основном смотрели на опыт стран из бывшего Советского Союза. То есть опыт стран, у кого изначальные параметры были схожие с нашей страной. Некоторые вещи, которые мы хотим сделать сейчас, Эстония сделала 10 лет назад, Молдова – 5 лет назад.

В первую очередь, мы не хотели заново изобретать велосипед, а перенять опят у других стран. Но есть сферы, где Кыргызстан тоже может чем-то похвастаться и думаю в первую очередь это благодаря более свободному режиму, проведению выборов, свободе слова для СМИ и предпринимательству.

Частный сектор более активно стал более активно развиваться в этом плане. Инициативы именно от бизнеса, от населения, они быстрее воплощались. Когда мы говорим, что у Кыргызстана нет минеральных ресурсов газа и нефти, иногда это может дать свои плюсы, потому что в тех странах, у которых богатые ресурсы, там на частный бизнес давит государственный сектор. То есть идёт подход сверху вниз. В таких странах как у нас, больше инициатив идет снизу вверх. Люди более гибкие, более предприимчивые. Мне кажется поэтому у нас появились такие инициативы как, например, хорошо развитые онлайн торговые площадки, парки высоких технологий.

Какие вы дадите рекоммендации по цифровизации республики? 

Моя единственная рекомендация или просьба будет обращена больше к правительству, чтобы они работали открыто и прозрачно. Потому что сейчас я вижу больше декларации. Мы говорим «Год цифровизации страны», но что имеется в виду под этим мы не знаем. Нет документов в открытом доступе, даже если вы сейчас попытаетесь поискать. Хотя еще осенью прошлого года заявляли, что приняли какую-то стратегию. Если информация дается в ограниченном формате, конечно, возникает много домыслов. Люди начинают уже сами додумывать что имеется в виду и, к сожалению, могут рождаться разные неправильные суждения.

Кыргызстан является первой страной в регионе, которая вступила в международною инициативу Партнерство «Открытого правительства». Было ожидание того, что правительство будет работать открыто.

Если данные будут выкладываться в открытом формате, тогда гражданское сообщество, бизнес может на основе этих данных разрабатывать какие-то продукты и помогать правительству в его работе. Чиновникам не обязательно все делать самостоятельно.
Можно многие вещи отдать на аутсорсинг, и я думаю частный, общественный сектор готовы подхватить с радостью. Допустим, чтобы статистический комитет, министерство образования, министерство здравоохранения делились своими большими данными. В целом для страны будет очень важно видеть эти тренды. Мы должны понимать четкую картину того, что происходит.


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project», реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Норвегии. Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора.