© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Шамиль Атаханов: 1,5 млн. кыргызстанцев нигде не формируют свою пенсию

«Сегодня 70% экономически активного населения Кыргызстана нигде не формируют свою пенсию, а это 1,5 млн человек. На одного пенсионера приходится один работник, хотя их должно быть три, согласно рекомендациям Международной организации труда», — сказал в интервью аналитической платформе CABAR.asia основатель и почетный председатель негосударственного пенсионного фонда Шамиль Атаханов.


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


English

В Кыргызстане пенсия граждан формируется из трех компонентов: базовой частистраховой и накопительной. С 1 января 2010 года работники предприятий, организаций и учреждений Кыргызстана начали перечислять в Соцфонд ежемесячно не 8% от своей зарплаты, как это было ранее, а 10%, два из которых автоматически направляются на личный счет вкладчика при Государственном накопительном пенсионном фонде (ГНПФ).

Собранные средства Фонд вкладывает в государственные ценные бумаги, которые выпускаются Министерством финансов КР, а после выхода вкладчика на пенсию выплачивает их ему вдобавок к установленным пенсионным выплатам.

Читайте также: Как работает накопительный компонент пенсии? 

С 2018 года кыргызстанцам дали возможность вывести 2% накопления в негосударственные пенсионные фонды (НПФ). Пока в стране таковой существует лишь один – «Кыргызстан».

Шамиль Атаханов. Photo: CABAR.asia

Мы поговорили с его основателем и почетным председателем Шамилем Атахановым о проблемах пенсионной системы Кыргызстана, принципах работы негосударственных фондов и о том, какую роль они играют в финансовом рынке страны.   

CABAR.asia: Шамиль Есенжанович, ваш фонд работает уже 25 лет. На сегодня какое у вас количество вкладчиков и получающих пенсию?

Шамиль Атаханов: Пенсии у нас получают около 2 500 человек, а всего количество вкладчиков – более 3 000. Мы медленно развиваемся потому, что медленно развивалось законодательство. Но на сегодняшний день основная правовая база сформирована. В законе “О накопительных пенсионных фондах” прописаны все функции Совета НПФ, учредителей, а также указан требуемый уставной капитал.

Суть заключается в том, чтобы создать для населения надежное пенсионное обеспечение, разработать пенсионные схемы. Фонд берет на себя обязательство получать инвестиционный доход, и в результате выплачивает пенсию гражданам, в соответствии с заключенным с ними договором.

Читайте также: Как устроена пенсионная система в Кыргызстане

После того, как кыргызстанцами дали возможность вывести свои накопления в частные пенсионные фонды, какое количество заявок поступило вам?

На самом деле мы начали работать с ноября 2018 года и за это время к нам поступило около 200 заявлений на вывод 2% накоплений из Соцфонда в НПФ.

Каков средний размер пенсии, которую можно получить?

Все зависит от пенсионных продуктов. Если ежемесячно вкладчик перечисляет по 1 000 сомов, то спустя 10 лет он уже может выйти на пенсию и получать 2 150 сомов. Таким образом, за 10 лет  размер вложений увеличится более чем в два раза.

15 лет накоплений — это уже намного более выгодная схема. То есть чем больше срок, тем выше пенсия. При этом сколько времени вкладчик отчислял средства, столько лет он и будет получать пенсию.

Помимо этого в НПФ можно приобрести пенсионный полис – это разовое вложение. Допустим, вкладчик приобретает полис за 100 тысяч сомов, а спустя 10 лет он будет получать пенсию в размере 2 300 сомов, и на протяжении 10 лет общая сумма выплаты составит 276 тысяч сомов.

Из тех 2 500 человек, получающих у нас пенсию, разброс получаемой суммы очень большой. Есть сравнительно молодые люди, которым по 40-50 лет, они сразу поверили в пенсионный накопительный фонд и получают сейчас ежемесячную пенсию свыше 30 тысяч сомов.

Читайте также: Как посчитать страховую часть пенсии?

Большинство пенсионеров сформировали себе дополнительную пенсию в среднем в размере 3–4 тысячи сомов за 10 лет накоплений.

Но накопительная пенсионная культура, когда ты сам хозяин своей будущей пенсии, в Кыргызстане пока только зарождается.

А что если вкладчик в промежутке перечислений потеряет работу?

Наша пенсия является страховой подушкой от удара при потере работы. В наш интенсивный век, люди часто меняют работу, причем 40-летнему труднее найти работу, чем 30-летнему.

Если вкладчик приостанавливает перечисления, то спустя 10 лет он все равно получит свою пенсию, только уже не конечный продукт, на который изначально рассчитывал. Любая пенсия и ее доход  просчитываются из реально осуществляемых вкладов. Но в любом случае, собранные средства будут работать на него до истечения 10 лет.

Каким образом капитализируются поступившие вложения вкладчиков?

Сейчас инвестиционный доход поступает от ценных бумаг и депозитов в банках. На кыргызском фондовом рынке уже 39 компаний, прошедших листинг и предоставляющих свои акции. В то время, когда мы начинали работать, их было всего 2-3. Сегодня они дают инвестдоход в 15-17% годовых.

В то время как Государственный накопительный пенсионный фонд размещает средства только в государственные ценные бумаги. Согласно данным Нацстаткома, сегодня годовая ставка за государственные казначейские векселя составляет 4,6-6,5% годовых, а за государственные краткосрочные облигации — 6,8% на 2 года и 7% на 3 года.

Но государственные векселя и облигации априори не могут быть дороже, чем годовые ставки в коммерческих банках.

Читайте также: Кыргызстан: кто может выйти на пенсию раньше остальных?

НПФ является институциональным субъектом финансового рынка страны. Он призван стимулировать рынок реального производства — в этом и есть его сила.

Мы приобретаем ценные бумаги, а производство получает средства и затем выплачивает дивиденды. И, к слову, эти дивиденды не облагаются налогом, что дает еще одно преимущество НПФ.

Photo: CABAR.asia

Видите ли вы перспективы появления других частных пенсионных фондов в Кыргызстане в ближайшие годы?

Такой прогноз заложен в концепциях устойчивого развития страны и развития пенсионной системы. Исходя из опыта зарубежных стран, мы видим, что НПФ являются самыми сильными финансовыми институтами. Они аккумулируют длинные деньги, которые, в свою очередь, направляются на развитие производства через ценные бумаги.

Какие факторы могут гарантировать устойчивость и надежность НПФ? Есть ли гарантии, что спустя некоторое время он не закроется?

Государством предусмотрены меры защиты пенсионных вкладов. Если мы размещаем средства в коммерческих банках, то наши депозиты защищены законом. Купленные ценные бумаги мы размещаем в центральном депозитарии, что их защищает.

Кроме того, гарантией может служить высокий уставной капитал. Сегодня его размер составляет 40 миллионов сомов для НПФ.

И главная гарантия — мы существуем 25 лет и более 10 из них выплачиваем пенсии. Мы пережили все революционные и финансовые кризисы. Мы можем обанкротиться только в одном случае — если республика перестанет существовать. Надо больше верить в свои новые возможности.

Как влияет неокрепшая политика страны на развитие негосударственных пенсионных фондов?

Политическая неустойчивость, разумеется, влияет на развитие частных фондов. К примеру, кыргызстанцам предоставляется право выбора — размещать 2% накопительного компонента в Социальном фонде либо в НПФ. Но процесс информирования населения затягивается в связи со сменой правительства. 

За 28 лет у нас сменилось более 30 премьер-министров. Приняты соответствующие законы, постановления, разработаны инструкции, а действующая бюрократия тормозит данный процесс. Здесь нужно отметить, что чем быстрее будет развиваться система пенсионных фондов, тем более позитивное влияние она окажет на экономику Кыргызстана.

Сегодня 70% экономически активного населения нигде не формируют свою пенсию, а это 1,5 млн человек. Поэтому роль и место НПФ во всей финансовой системе достаточно высоки.

Ранее на круглом столе, посвященном пенсионной системе Кыргызстана, Вы говорили о том, что солидарно-распределительная система несправедлива и спустя несколько лет может потопить всю пенсионную систему. Как сделать так, чтобы она была справедливой для всех?

В солидарно-распределительной системе одно поколение платит за другое. Если у будущего поколения не будет денег, пенсионеры могут остаться без средств для существования.

Сегодня в Кыргызстане на одного пенсионера приходится один работник, хотя их должно быть три, согласно рекомендациям Международной организации труда.

Совсем недавно, до введения тарифов, фермеры отчисляли в Социальный фонд от 100 сомов (в зависимости от местности и размера земельного участка), а учитель или врач — 2000 сомов. Но когда придет время получать пенсию через 25 лет, фермер будет получать пенсию около 2000 сомов, а учитель или врач — не более 4000 сомов.

Таким образом, фермер получит в 20 раз больше, чем отчислял, а учитель — в 2 раза. В этом колоссальная несправедливость солидарной системы.

Я предлагаю уйти от этой непомерной нагрузки на бюджет государства, путем перевода фермеров и самозанятое население в негосударственные пенсионные фонды. Но это сложная тема, она требует отдельного обсуждения.

Как работают частные пенсионные фонды в развитых странах мира?

Самый знаменитый пример с точки зрения развития НПФ – это Сингапур. Глава Сингапура Ли Куан Ю отказался следовать пенсионной системе западных  стран, аргументировав это тем, что солидарно-распределительная система носит иждивенческий характер.

В 1970-м году он создал накопительные пенсионные фонды, которые призваны служить самим людям – все, что они накопили, служит им самим. Ли Куан Ю разрешил инвестировать пенсионные накопления в золото, ипотечное строительство и другие элементы, двигающие экономику.

А в 1980-м году опыт Сингапура переняла Маргарет Тетчер. И в настоящее время Великобритания инвестировала в пенсионные фонды больше средств, чем все европейские страны вместе взятые. Активы НПФ Великобритании составляют 1,445 трлн. долларов США — это 106% от ВВП страны.

Это примеры, на которые необходимо ориентироваться.


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project», реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Норвегии. Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора.