© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Наука в Таджикистане: балованная дочь или нелюбимая падчерица?

«Необходимо предусмотреть создание специального Президентского Фонда научных грантов для финансирования перспективных научно-исследовательских работ ученых Таджикистана», — отмечает эксперт Михаил Петрушков в статье, специально для CABAR.asia.

Скандал, разразившийся после очередной партии обвинений ряда таджикских ученых в плагиате со стороны вольного сетевого сообщества «Диссернет», в очередной раз привлек внимание широких масс к состоянию науки в Таджикистане.

Все чаще и чаще в последние годы общество, эксперты и чиновники разного уровня критикуют таджикскую науку. Всё больше и больше публикаций о ее неэффективности, потраченных впустую средствах на Академию наук РТ и другие научно-исследовательские организации страны. Звучат даже призывы ликвидировать Академию наук как пережиток прошлого. При этом приводятся различные доводы, начиная с отсутствия Академии Наук в некоторых странах и заканчивая радикальными высказываниями о том, что наука Таджикистану не нужна и выделяемые на нее «огромные средства» можно потратить на другие, более нужные для страны и народа – цели.

Какова же на самом деле ситуация? Наука в Таджикистане – баловень судьбы и прожигатель несметных средств, выделяемых на нее? Или падчерица, которой достаются крохи, но с которой требуют сиюминутных, выдающихся результатов, приносящих невиданные дивиденды и прибыли?

Попробуем разобраться в происходящем, опираясь на, увы, немногочисленные источники, такие, как например, аналитический сборник, выпущенный в 2017 году под общей редакцией Дж.Джумъахонзода со звучным названием «Научно-технический потенциал Республики Таджикистан в 2016 году».

Финансирование науки в Таджикистане

Согласно Приложению 2 к статье 7 Закона Республики Таджикистан «О Государственном бюджете Республики Таджикистан на 2018 год» от 16 ноября 2017 года, №1469 (определившим расходы республиканского бюджета в секторе образования на 2018 год по программной классификации) по направлению «FIT001-Научно-иследовательская деятельность» предусмотрено государственное финансирование в размере 9,204 млн.сомони (чуть больше 1 млн.долларов США).

Эта цифра не внушает оптимизм и веру в происходящие кардинальные улучшения в вопросах финансирования науки в Таджикистане. Даже не смотря на то, что для финансирования науки будут выделены дополнительные средства в виде грантов и финансирования ведомственных научно-исследовательских организаций.

Для того, чтобы лучше понять состояние науки в Таджикистане, в былые времена славившейся своими выдающимися учеными, эпохальными открытиями и изобретениями не только в Советском Союзе, но и далеко за его пределами, начнем с самого банального – с финансирования научных изысканий в Республике Таджикистан.

Конечно, учитывая состояние экономики и общую финансово-экономическую ситуацию в стране и в мире, не будем сравнивать уровень финансирования науки в передовых странах мира, таких как США, Великобритания, Израиль, Китай и им подобных, с Таджикистаном.

Сравним со странами, которые ближе Таджикистану и исторически, и географически. Так, например, государственное финансирование научных исследований в Таджикистане составляет менее 0,1% от ВВП страны, что в 12 раз меньше, чем в России.

Сравним с Монголией, которая воспринимается многими как страна, где есть только пустыни, лошади и малочисленные юрты кочевников. И в этом случае сравнение не в пользу Таджикистана: государственное финансирование науки в Монголии более, чем в 4 раза выше, чем в Таджикистане.

В расчете на 1 душу населения финансирование науки в Таджикистане составляет 1,5 доллара США. Для сравнения: в РФ – 180 долларов, а в Сингапуре — 1 350.

Несложные подсчеты позволяют увидеть 900-кратный разрыв в финансировании науки между Таджикистаном и Сингапуром, который многие чиновники и эксперты любят приводить в пример.

Современное состояние науки в Таджикистане

Как и в прошлые годы, основным  источником финансирования  научно-исследовательских работ являются средства государственного бюджета — 99%.

Собственные средства в общем объеме финансирования  — менее 1% (0,82%), средства  из иностранных  источников — 0,08%.

Согласно отчетам, в  Республике Таджикистан функционируют 87 научно-исследовательских организаций.

Кроме того, 3 769 научных сотрудников со степенями (в различных отраслях науки) работают в различных сферах экономики страны. Наибольшая их концентрация  — 78% или 2 942 — в ВУЗах Таджикистана. Среди них 557 докторов наук и 2 385 кандидатов.

На первый взгляд, ситуация вроде бы неплохая. Особенно, учитывая, что среди научных работников немало женщин: 120 докторов наук и 817 кандидатов.

Негативные тенденции в таджикской науке

Одна из главных тенденций – «старение» научных кадров на фоне общемирового омолаживания кадрового  потенциала  науки. Справедливости ради, необходимо отметить, что «старение научных кадров» – это болезнь практически всего постсоветского пространства, связанная с дефицитом финансирования науки и низкими, неконкурентоспособными на рынке труда зарплатами научных работников. Сопровождается эта негативная тенденция возрастным разрывом, нарушающем преемственность между поколениями ученых.

Статистические данные неумолимы: в научно-исследовательских организациях работают 8 докторов наук (1% от общего числа) и 485 кандидатов наук (16,3%) в возрасте до 35 лет (молодые ученые).

На этом фоне, начиная с 2013 года, отмечается четко выраженная тенденция увеличения количества кандидатов наук в возрасте от 35 до 59 лет, достигшего отметки в 59,1% от общего числа или 1 759 человек. Параллельно растет и количество докторов наук, старше 60 лет, достигшее в 2016 году 57,6% от общего числа или 458 человек.

Усугубляются эти тенденции еще одним фактором – отсутствием стабильного роста  общего  числа  научных  сотрудников  с  учеными степенями, несмотря на то, что в научно-исследовательских организациях согласно статистическим отчетам насчитывался в 2016 году в общей сложности 1 571 аспирант.

А ведь именно сохранение и воспроизводство кадрового потенциала науки – являются одной из главных задач государственной политики в сфере науки и образования.

Не секрет, что подготовка научных кадров и результаты научных исследований зависят во многом не только от зарплат сотрудников и кадрового потенциала, но и от состояния материально-технической базы научных организаций. Приходится признать, что и аппаратура для проведения научных исследований, и материально-техническая база подавляющего большинства научно-исследовательских организаций в Таджикистане устарели. Причем, как морально, так и физически.  А некоторое оборудование – просто является анахронизмом и абсолютно не отвечает современным требованиям.

Приоритизация при распределении ограниченного бюджетного финансирования

Рассуждая о необходимости приоритизации в вопросах финансирования науки в Таджикистане в условиях ограниченности бюджетных средств, хочется обратить внимание читателей на одну особенность. Связана она с  распределением скудных бюджетных средств в размере 18,5 миллионов сомони (18.537.407TJS) или чуть более 2 миллионов долларов США, выделенных для финансирования науки в системе АН РТ.

Так, финансирование Института языка, литературы, востоковедения и письменного наследия им. А.Рудаки в 2016 году составило 2,6 миллиона сомони (2.600.545TJS), Института экономики и демографии – 2,2 миллиона сомони (2.212.429TJS), а Агентства по ядерной и радиационной безопасности (АЯРБ) – всего  657 тысяч сомони (657.127TJS) или приблизительно 73 тысячи долларов США.

Возникает несколько закономерных вопросов: о каких прорывных технологиях и открытиях таджикских ученых в области атомно-водородной энергетики можно говорить при таком финансировании? Исследования в каких областях (по мнению тех, кто отвечает за распределение объемов финансирования в системе АН РТ) нужнее и важнее для страны?

Чтобы еще глубже «погрузиться в суть вопроса» финансирования науки, предлагаем взглянуть и на структуру расходов скудных бюджетных средств, выделяемых научно-исследовательским организациям.

Так, одними из ключевых в расходах являются затраты на оборудование. Согласно данным, в 2016 году затраты на оборудование в Институте геологии,  сейсмостойкого строительства и сейсмологии составили 464 тысячи сомони (464.043TJS) или чуть больше 51 тысячи долларов США, в Агентстве по ядерной и радиационной безопасности (АЯРБ) – 12,6 тысячи сомони, что даже не дотягивает до отметки в 1,5 тысячи долларов США.

Для наглядности, затраты на оборудование в финансово-экономическом институте Таджикистана составили 700 тысяч сомони – почти 78 тысяч долларов США. Конечно же, в этом случае, данный пример – приятное исключение из правил. И затраты на оборудования в этом ВУЗе на порядок выше, чем в других ВУЗах страны. Но и примеры других учебных заведений, например, ТИФК им. С. Рахимова (Таджикский институт физической культуры), который затратил на оборудование 61 тысячу сомони, то есть в 5 раз больше, чем Агентство по ядерной и радиационной безопасности (АЯРБ), наглядно демонстрируют бедственное положение науки в стране.

Особенно наглядно это прослеживается при сравнении ВУЗов с такими научно-исследовательскими организациями, как Институт химии им. В.И. Никитина, Институт ботаники, физиологии и генетики растений и другими, затраты которых на оборудование в 2016 году раны нулю!

 Анализ доли затрат на исследования и разработки в рамках НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы) во всех научно-исследовательских организациях позволил выявить весьма тревожную ситуацию, которая очень ярко и выпукло проявляется на примере Академии наук Республики Таджикистан. Из 24 миллионов сомони, выделенных на НИОКР в 2016 году АН РТ 77,8% или более, чем 18,5 миллионов сомони было потрачено на зарплату сотрудников и менее 3% или 688,5 тысяч сомони – на оборудование.

И данный «перекос» в затратах наблюдается на фоне мизерных зарплат сотрудников всех научно-исследовательских организаций.

Так, среднемесячная зарплата научных работников-исследователей в системе Академии наук РТ составила от 700 сомони (около 78$) в Институте истории, археологии и этнографии им. А. Дониша  и до 1402 сомони (около 156$) — в Институте философии, политологии и права им. академика А.М.Богоутдинова.

Не менее тревожная ситуация и в вопросах внедрения ИКТ (информационно-коммуникационных технологий) в деятельность научно-исследовательских организаций страны.

Анализ затрат на внедрение и использование ИКТ, обеспеченность компьютерами, наличие специализированных баз данных и других параметров цифровизации таджикской науки позволяют утверждать о крайне бедственном ее положении.

Выводы

Подводя итог краткому анализу состояния науки в Таджикистане приходится констатировать: нужны срочные меры по спасению науки в Таджикистане.

Необходимо в кратчайшие сроки разработать Национальную стратегию развития науки в Таджикистане, законодательно закрепить минимальный ежегодный размер финансирования науки в минимальном размере 3-5% от ВВП, предусмотреть создание специального Президентского Фонда научных грантов для финансирования перспективных научно-исследовательских работ ученых Таджикистана, создать систему мониторинга и оценки эффективности научных изысканий, стимулировать создание бизнес-инкубаторов, технопарков, коворкингов на основе научно-исследовательских организаций для развития инновационного бизнеса, возродить эффективно функционирующую систему НИОКР в ВУЗах и на предприятиях Таджикистана, в условиях ограниченности бюджетных средств приоритизировать финансирование различных отраслей науки, отдав предпочтение естественным, техническим, сельхозхозяйственным и медицинским направлениям, и т.д.

Предложений много. И суть большинства из них — в возрождении лучшего из опыта развития науки в советском Таджикистане. При этом в синтезе с передовыми практиками и достижениями в развитии науки как отрасли человеческой деятельности в западных странах. И претворять эти предложения в жизнь нужно незамедлительно.

Ну а для осознания масштабов бедствия в таджикской науке, обратимся вновь к мировому опыту.

Исследования, анализ состояния науки в разных странах мира и мониторинг общемировых процессов позволил экспертам создать весьма простую шкалу, позволяющую прогнозировать развитие науки в любом государстве современного мира. И цифры этой шкалы свидетельствуют не о грядущей, а о продолжающей набирать обороты катастрофе в науке Таджикистана.

Шкала проста: финансирование науки выше 2% от ВВП – наблюдается развитие науки в стране, от 1% до 2% — стагнация, меньше 1% — полный развал науки. Повторимся – в Таджикистане финансирование науки составляет одну десятую от 1%.

Автор: Михаил Петрушков, Председатель Центра развития бизнеса Республики Таджикистан (Таджикистан, Душанбе).

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции cabar.asia