© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Казахстан: как Астана должна отреагировать на притеснение этнических казахов в Китае?

«С одной стороны, Казахстан понимает чувствительное отношение китайских властей к синьцзянскому вопросу. С другой стороны, казахская диаспора является одной из приоритетных направлений внешней политики Казахстана, а также граждане, находящиеся за рубежом, находятся под защитой своей родины», – отмечает в своей статье, написанной специально для cabar.asia, политолог Берикбол Дукеев.

English Қазақша


Подпишитесь на наш канал в Telegram!  


Краткий обзор статьи: 

  • Секьюритизация с использованием угрозы терроризма не только дает возможность регулирования над исламом в Синьцзяне, но и способствует контролю религиозной идентичности местных уйгуров и казахов, а также других этнических групп;
  • Казахстанские власти пытаются решить данный вопрос в рамках имеющихся соглашений между сторонами и путем переговоров на высоком уровне.
  • Целостного подхода осуждающего ситуацию в Синьцзяне  ожидать не стоит. Такие маневры будут оценены как вмешательство во внутренние дела Китая.
  • Пекин понимает важность двухсторонних экономических отношений с Казахстаном. Китайские власти пытаются держать ситуацию под контролем и вступают за диалог с казахстанской стороной.

Китайские власти акцентируют внимание на присоединение местных мусульман Синьцзяна в ряды террористических групп за рубежом которые, по их мнению, являются сигналом роста радикализации в регионе. Фото: Ng Han Guan/Associated Press

Китайское правительство подверглось активной критике со стороны международного сообщества в связи с притеснением этнических меньшинств в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР (далее Синьцзян). Какая должна быть реакция Казахстана в ситуации, когда ее граждане не могут выехать или задержаны в так называемых центрах или лагерях политического перевоспитания в Синьцзяне. В целом, ситуация в Синьцзяне продемонстрировала, что нарратив приоритетности казахской диаспоры за рубежом на деле оказалось лишь фоном внешней политики.

Ужесточение безопасности в Синьцзяне

В связи с ужесточением безопасности, в мае 2014 года Китай активно начал жесткую кампанию борьбы с насильственным экстремизмом в Синьцзяне. Целью этой кампании было искоренение угрозы безопасности этническому согласию и социальной стабильности в Китае. Хотя, на самом деле секьюритизация с использованием угрозы терроризма не только дает возможность регулирования над исламом в Синьцзяне, но и способствует контролю религиозной идентичности местных уйгуров и казахов, а также других этнических групп. Обозреватели полагают, что жесткий контроль над религией – один из последних рычагов давления для полнейшей ассимиляции этнического меньшинства Синьцзяна, после ограничения сферы деятельности языка.

Отмеченная наградами картина уйгурского фермера, которая отвечает на призыв председателя КНР Си Цзиньпина в 2014 году уйгурским массам истреблять уйгуров, подозреваемых в терроризме, как паразитов. Фото: livingotherwise.com

По мнению экспертов, ужесточение безопасности в Синьцзяне связано с двумя крупными внутриполитическими событиями в Китае: XIX съезд Коммунистической партии, прошедший в 2017 году, и первые сессии парламента и общественной палаты в 2018 году. В преддверии и во время этих событий безукоризненная внутренняя безопасность считается главным приоритетом для властей Китая. Как правило, ужесточение контроля безопасности в Синьцзяне становится периодическим в разгар такого рода внутриполитических событий в КНР. Власти ожидают активизацию протестов и  недовольства со стороны уйгурского населения в Синьцзяне. В связи с этим прибегают к жестким мерам контроля безопасности в регионе.

Другой немаловажный фактор в ужесточении контроля крупные инфраструктурные проекты Китая в рамках «Пояса и пути», связывающий Синьцзян с Евразией. Данным проектом Китай обеспечит доступ к европейским рынкам, а также получит возможность роста потока внутренней миграции в сторону Синьцзяна. Вдобавок, в долгосрочной перспективе Китай получит возможность региональной стабилизации.

Предлогом этого тотального контроля была растущая угроза терроризма и экстремизма в Синьцзяне. Китайские власти акцентируют внимание на присоединение местных мусульман Синьцзяна к рядам террористических групп за рубежом которые, по их мнению, являются сигналом роста радикализации в регионе. Хотя, количество лиц, присоединившихся к террористическим группам невысокое, например, 114 этнических уйгуров были в числах ИГИЛ и вероятность их возвращения назад в Синьцзян довольна низка в связи с ужесточением мер внутренней безопасности в Синьцзяне. На самом деле, можно ожидать обратную реакцию от жесткой борьбы с экстремизмом, терроризмом и сепаратизмом в Синьцзяне.

Настенная пропаганда в городе Куча, СУАР КНР. «Ношение этнических костюмов – это способ наследования и развития этнической культуры, но ношение бурки – это предательство этнической культуры». Фото: livingotherwise.com

Реализацию ужесточённой безопасности доверили бывшему руководителю Тибета, Чэню Цюаньго, известному своими жесткими мерами контроля общественного порядка. Его назначение в Синьцзян было связано с его предыдущим опытом управления над этнически многообразным приграничным регионом как Тибет. При нынешнем руководителе Синьцзяня Чэнь Цюаньго активизировалась наблюдение над населением региона с использованием передовых технологий, увеличилось количество полиции на местах, а также проверки мобильных телефонов и проверки на блокпостах среди мусульманского этнического меньшинства Синьцзяна. Предполагается, что Чэнь Цюаньго контролировал 

строительство центров или так называемых лагерей политического перевоспитания.

Согласно докладу международной правозащитной организации, Human Rights Watch  опубликованный в сентябре 2018 года, количество официально задержанных в Синьцзяне увеличилось в три раза по сравнению с предыдущим пятилетним периодом. В докладе, основанным на интервью с бывшими задержанными, сообщается, что китайское правительство удерживает людей в следственных изоляторах, тюрьмах и в центрах, или так называемых лагерях политического перевоспитания. По некоторым данным, в так называемых лагерях политического перевоспитания содержатся более миллиона человек. Во многих случаях, задержанными являются мусульманские этнические группы Синьцзяна, такие, как уйгуры, казахи, кыргызы, и другие этнические группы. Бывшие задержанные в так называемых лагерях политического перевоспитания сообщают, что порядки поведения были очень строгими, заключенные должны были изучать китайский язык и историю, а также восхвалять Коммунистическую партию Китая. Китайские власти считают, что такие центры содействуют искоренению терроризма в Синьцзяне. 

Ситуация этнических казахов в Синьцзяне

В Синьцзяне проживают более полутора миллионов этнических казахов. Благодаря государственной программе этнической репатриации за годы независимости в Казахстан вернулись более миллиона этнических казахов, их них 14,2% возвратились из Китая. Казахи, вернувшиеся на родину, получают статус оралмана (дословный перевод с казахского – возвращенец) и через год, согласно новым поправкам в законодательство, могут подавать на получение гражданства Республики Казахстан. Улучшение экономической ситуации в Синьцзяне, а также текучесть программы этнической репатриации оказало влияние на снижение количества казахов, прибывающих из Китая. Более того, часть казахов издавна проживают в Синьцзяне, а другая часть – второе и третье поколение переселенцев, которые полностью ассимилированы в местное сообщество. 

Наряду с другими этническими меньшинствами Синьцзяна, казахи, проживающие в этом регионе подверглись давлению в центрах или в так называемых лагерях политического перевоспитания.
В целом, казахи в Синьцзяне лояльны к политическому порядку КНР, так как у них отсутствуют сепаратистские настроения по сравнению с уйгурским населением. Взамен китайские власти относятся к ним доверительно. В двухсторонних отношениях между Казахстаном и Китаем казахская диаспора в Синьцзяне играет роль моста дружбы. В основном к задержаниям и тщательным проверкам подвергались уйгуры. Тем не менее борьба с насильственным экстремизмом, который усилил контроль над мусульманским населением оказало влияние и на казахов. Наряду с другими этническими меньшинствами Синьцзяна, казахи, проживающие в этом регионе подверглись давлению в центрах или в так называемых лагерях политического перевоспитания.

Первые случаи о правонарушениях и притеснении казахов стали известны в первой половине 2017 года. Казахи переехавшие из Китая и получившие гражданство Казахстана, были задержаны во время визита к своим родственникам в Синьцзян. Местные власти в Синьцзяне обвинили некоторых казахов в нарушении правил пересечения границы Китая. В свою очередь, синьцзянские казахи твердят, что они уже вышли из гражданства КНР. Вместе с другими странами Центральной Азии, Казахстан оказался в официальном списке 26 чувствительных стран мира. Согласно списку, лица, побывавшие в этих странах или имеющие родственников и поддерживающие какую-либо другую связь, подверглись дополнительным проверкам, и некоторые были заключены в центры или так называемые лагеря политического перевоспитания.

Реакция казахстанских властей

Внимание к проблеме казахской диаспоры в Синьцзяне было уделено в результате заданного вопроса главе государству во время всемирного курултая (собрание) казахов в Астане. По поручению президента Назарбаева, МИД РК пытается решить возникшие вопросы путем дипломатических переговоров с китайскими коллегами. В основном, рассматриваются частные кейсы лиц, обратившихся в ведомство. На сегодня количество обращений было более 600 и более 100 заявлении со стороны бывших граждан Китая получившие гражданство Казахстана.  Скорее всего вовлечение министерство ограничится разрешением частных обращений.

Общественная реакция к этой проблеме получила некоторую поддержку после во время суда над Сайрагуль Сауытбай, этническая казашкой, утверждающей, что она подверглась давлению со стороны властей Синьцзяна и поэтому бежала в Казахстан, где проживают ее дети и муж. По словам Сайрагуль, она работала в центре политического перевоспитания в Синьцзяне и подписала расписку о неразглашении государственной тайны Китая и в случае возвращения назад ее ждет тюремное заключение.  В судебном деле ее признали виновной в незаконном пересечении границы Казахстана, однако не применили дополнительное наказание в виде выдворения за пределы страны.

Сайрагуль Сауытбай общается с сыном в зале суда. Фото: informburo.kz

Китайские власти долгое время не признавали существования так называемых политических лагерей перевоспитания. Однако после возросшего внимания к этому вопросу со стороны международного сообщества официальные источники Китая сообщили о функционировании центров профессионального обучения. Согласно, китайской стороне в данных центрах люди получают профессиональное бесплатное образование и повышают свою квалификацию. Таким образом, китайские власти готовятся к дальнейшей легитимизации так называемых лагерей и пытаются смягчить нарратив среди международного сообщества.

Официальная позиция МИД Казахстана акцентирует внимание на разрешения вопросов этнических казахов имеющие гражданство Республики Казахстан. 
В связи с неоднозначной реакцией самого Китая, официальная линия Казахстана не использует термин “лагеря политического перевоспитания” или “притеснение казахской диаспоры” в Синьцзяне. С одной стороны, Казахстан понимает чувствительное отношение китайских властей к синьцзянскому вопросу. С другой стороны, казахская диаспора является одной из приоритетных направлений внешней политики Казахстана, а также граждане, находящиеся за рубежом, находятся под защитой своей родины. В связи с этим, казахстанские власти пытаются решить данный вопрос в рамках имеющихся соглашений между сторонами и путем переговоров на высоком уровне. В этих заложенных рамках, дипломаты Казахстана могут только содействовать  инструментальным  путем, т.е. разрешать личные обращения в Министерство иностранных дел, однако, целостного подхода, осуждающего ситуацию в Синьцзяне  ожидать не стоит. Такие маневры будут оценены как вмешательство во внутренние дела Китая. Следует заметить, официальная позиция МИД Казахстана акцентирует внимание на разрешение вопросов этнических казахов, имеющих гражданство Республики Казахстан. По последним данным количество обращений в МИД Казахстана в связи с притеснением в Синьцзяне было 915, из них 29 подозревались в двойном гражданстве, среди них 15 человек были выпущены после вмешательства казахстанских дипломатов. Согласно договоренностям с китайской стороной, более 2000 этнических казахов получили разрешение на выезд из Синьцзяна, которые ранее не были арестованы.  

В свою очередь, официальный Пекин понимает важность двухсторонних экономических отношений с Казахстаном. В связи с этим, китайские власти пытаются держать ситуацию под контролем и вступают за диалог с казахстанской стороной. Китайские власти проинформировали, что причина задержки некоторых этнических казахов, это нарушения правил пересечения государственной границы КНР. В середине августа МИД и Посольство КНР организовало поездку казахстанских представителей общественности в Китай по их собственной инициативе. В рамках этой поездки общественные лидеры, получили возможность поднять вопрос о положении этнических казахов в Синьцзяне. В итоге этих встреч, несколько казахов, находившиеся в центрах или лагерях политического воспитания, были выпущены. 

Рекомендации

Ситуация с этническими казахами в Синьцзяне вновь обнажило проблему этнической репатриации Казахстана. В частности, вопрос выхода из китайского гражданства после получения гражданства Казахстана. Во избежание такого рода случаев в дальнейшем властям Казахстана следует урегулировать этот вопрос с китайской стороной. Например, путем двухсторонних соглашений с китайской стороной об отмене дополнительной поездки в Китай после получения гражданства Казахстана.

Другой немаловажный вопрос, несмотря на то, что этнические казахи могут получить гражданство Казахстана в течение года, встречаются случаи, когда приехавшие казахи не смогли получить гражданство в связи с долгими бюрократическими процедурами. Во многих случаях, оформление документов этнических казахов, желаюших переехать в Казахстан связано в не упрощенности информации. Переход оформления документов в онлайн формат облегчило бы эту процедуру.

В основном, вопрос о правонарушениях в отношении этнических казахов в Синьцзяне получило широкую общественную поддержку в Казахстане в связи с делом Сайрагуль Сауытбай. Однако, только одна часть казахстанских общественных лидеров и негосударственных медиа поднимают вопрос о ситуации казахов в Синьцзяне, большая часть остается в стороне. В этом контексте, казахстанским общественникам и негосударственным медиа следует широко освещать ситуацию этнических казахов в Синьцзяне базирующуюся на основе международных источников, которые более активные в освещении этих событий. Общественные лидеры и медиа Казахстана могут ускорить разрешение вопросов этнических казахов в Китае наряду с официальной работой МИД Казахстана.


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project», реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Норвегии. Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора.