© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Каков потенциал таджикских диаспор в развитии Таджикистана?

«Диаспоры хотят помочь, но видят множество препятствий, а государство строит свою политику относительно диаспор, пока что в основном в рамках мер по поддержке лояльности к властям» – отмечает в своей статье, написанной специально для аналитической платформы CABAR.asia, политолог Муслимбек Буриев.

English Тоҷикӣ


Подпишитесь на наш канал в Telegram


Краткое изложение статьи:

  • Говоря об экономическом развитии Таджикистана в связке с гражданами страны, проживающими за ее пределами, на первый план выходят трудовые мигранты;
  • Сейчас тема построения четкой политики относительно диаспор в Таджикистане не поднимается;
  • В некоторых случаях власти страны видели в членах диаспоры возможность сбыта акций Рогунской гидроэлектростанции, и в целом для повышения лояльности к правительству;
  • Опыт Армении в работе с диаспорами, для Таджикистана может быть ключевым, так как в обоих случаях имеются общие черты.

На данном этапе экономическое развитие Таджикистана в экспертных кругах все чаще связывается с деятельностью граждан страны, проживающих за границей. В частности, один из самых популярных нарративов – денежные переводы трудовых мигрантов, проживающих и работающих на территории Российской Федерации. Их содействие действительно представляет большую важность для своей родной страны, причем как в экономическом смысле, так и в политическом.

Однако, стоит взглянуть на другие альтернативы, при этом не слишком далеко отходя от вовлечения своих граждан со всего остального мира в процесс развития своей экономики. Таджикские диаспоры со всего мира могут представлять такую альтернативу.

Данная статья попытается разобраться в том, в чем на данный момент заключается политика в сторону таджикских диаспор из других стран и то, каким образом они могут повлиять на развитие Таджикистана.

Есть ли политика по отношению к диаспорам?

Вопрос о том, должно ли что сотрудничество с диаспорами входить в число приоритетов для внешней политики государств начал обсуждаться примерно с конца 1990-x годов[1]. Для стран СНГ этот период является определяющим в рамках начала миграционных процессов и реализации различных программ по возвращению соотечественников после развала Советского союза.

Таджикистан в этом плане не стал исключением. Сегодня, говоря об экономическом развитии республики в связке с гражданами страны, проживающими за ее пределами, на первый план выходят трудовые мигранты. Денежные переводы, которые они отправляют своим родным в Таджикистане обеспечивает государство возможностью взимать с них налоги и обеспечивать ВВП.  Государство в таком случае выступает как получатель выгоды с финансовых потоков от трудовых мигрантов. Для такого формата сотрудничества со своими согражданами, проживающими в других странах не нужно какой-то определённой политики. С другой стороны, это чревато тем, что государство может оказаться в прямой зависимости от миграционной политики тех стран, в которых проживают трудовые мигранты.

В таком случае диаспоры могут выступать как альтернативный источник потенциала, который можно использовать для развития страны.  Но сейчас тема построения четкой политики относительно диаспор в Таджикистане не поднимается. Почему? Ответ лежит в определении понятия.

Если сравнивать диаспору с трудовыми мигрантами, то первая представляет собой более организованную структуру, с общей идентичностью, которая выражается в создании различных организаций, сообществ и медиа платформ[2]. Также немаловажное отличие – среди представителей диаспоры может существовать идея о возвращении на родину, но на деле это происходит не так часто, как среди трудовых мигрантов.

Диаспоры зачастую интегрированы в местное сообщество, имеют гражданство страны, в которой находятся, но в тоже самое время стремятся сохранить свой язык, культуру и традиции, а также связи с исторической родиной. Зачастую представители диаспор имеют высокую трудовую квалификацию, что в свою очередь и служит основным тезисом при обсуждении их потенциала для участия в социально-экономическом развитии своей исторической родины.

Такими проектами могут быть: организация миграционных потоков внутри страны-отправителя, трансграничные бизнес-инициативы, некоммерческие проекты в социальном секторе и другие пути развития[3]. Диаспора представляет собой более сложный и более независимый объект, но при этом налаживание эффективных связей с такого рода сообществами для государства имеет множество перспектив.

Однако ни одна инициатива представителей диаспор, направленная на развитие своей родины, не может иметь места без тесного сотрудничества с государством. Сформулировать государственную политику Таджикистана по отношению к диаспорам на данный момент довольно сложно: нет законодательно закрепленных программ и планов действий. И перспективы для более глубокого сотрудничества все же существуют, и в понимании таких перспектив может помочь опыт других стран.

С чем сравнить?

Так называемые успешные практики построения тесных связей между родиной и диаспорой сложно в полной мере сравнивать с аналогичной ситуацией в Таджикистане. Условия как исторические, так и современные у каждой страны свои, однако на некоторые моменты, связанные с институционализацией отношений с диаспорами все-таки, стоит рассмотреть.

Пример из СНГ: в Армении с 2008 года действует Министерство Диаспор Республики Армения[4] – институт который берет на себя функции связи и взаимодействия с армянскими диаспорами по всему миру. Программы министерства реализуются по различным направлениям касающихся в частности процессов интеграции армян в других странах, повышение знания армянского языка среди молодых членов диаспор, а также различные мероприятия по сохранению культуры.[5]

Благодаря тесной работе правительства с диаспорами, последние приобрели более четкую структуру, стали организовываться профессиональные комитеты и объединения. Вовлечение государства в дела диаспор способствовало и обратной отдаче. Так армяне за рубежом совместно с гос. структурами Армении через фонды реализуют благотворительные и гражданские проекты внутри страны. Отдельные проекты нацелены на развитие человеческого потенциала и качества образования, например, Дилижанская международная школа (UWC Dilijan College), центры креативных технологий «Тумо» (Ереван, Гюмри, Дилижан, Степанакерт), школа «Айб», фонд FAST (Foundation for Armenian Science and Technology).[6]

Опыт Армении для Таджикистана может быть ключевым, так как в обоих случаях имеются общие черты. Также, как и некоторые таджикистанцы, некоторые граждане Армении временно выезжают на заработки в Россию и также отправляют денежные переводы своим семьям, оставшимся на родине. Потенциал диаспор также высок, если учитывать, что большинство представителей диаспор и в том, и в другом случае имею высшее образование и высокую квалификацию в сфере бизнеса, науки и искусств.

И если развить понимание того насколько высок потенциал диаспор, и насколько важна роль государственных институтов в реализации такого потенциала, то применить армянский опыт будет вполне возможно. Однако, стоит рассмотреть отдельно внутреннюю организацию таджикских диаспор и понять насколько сильны их связи с Таджикистаном на данном этапе.

Таджикистанская диаспора в России

Таджикские диаспоры есть во многих странах СНГ. Самые многочисленные проживают в Узбекистане – 1 миллион 544 тысячи человек[7], России – 200 тысяч[8] и Казахстане – 31 тысяча[9] человек. Также есть диаспора, проживающая в США – 72 тысячи человек[10].  Для более подробного рассмотрения была выбрана российская диаспора по нескольким причинам.

Для начала следует указать то, что существует множество объединений и организаций, основанных представителями таджикской диаспоры в России. Можно сказать, что их структура наиболее ярко выражена, по сравнению с диаспорами таджикистанцев, проживающих в других странах. Далее, Россия для Таджикистана имеет важное значение в политическом и экономическом планах. Таким образом можно предположить, что и диаспора, проживающая в России может представлять для Таджикистана важный субъект для сотрудничества. И последний, но немаловажный фактор – связь таджикской диаспоры с трудовыми мигрантами, чьё благосостояние также является одним из главных приоритетов для Таджикистана. 

Встреча Посла Таджикистана с таджиками, проживающими в регионах Сибири и Дальнего Востока России в 2017 году. Фото: tajembassy.ru

Социокультурный статус таджикской диаспоры в России довольно непросто определить. По одному из новых определений термина диаспора указывается, что ее членами не обязательно могут являться граждане, эмигрировавшие из своей родной страны ради постоянного места жительства, но и люди, вовлеченные находящиеся в стране временно. Но говоря о той диаспоре, которая обладает потенциалом для помощи в развитии Таджикистана все же следует акцентировать внимание на так называемом «ядре диаспоры»[11]. В это «ядро» входят таджикистанцы, которые имеют и российское гражданство, имеют высшее образование или даже научную степень и высокую трудовую квалификацию.

Они смогли мобилизовать свои ресурсы и использовать свои навыки для самоорганизации, постепенно укрепляя связи внутри диаспоры. В то же самое время диаспоры стараются проводить культурные мероприятия, привлекать к своей деятельности молодежь и студентов из Таджикистана, обучающихся в России. «Ядро диаспоры» выступает в качестве «старшего брата», предоставляя поддержку своим соотечественникам, в том числе и трудовым мигрантам.

Так, стараясь реализовать свой потенциал, представители таджикистанской диаспоры с начала 1990-х годов в крупных городах России начали формироваться различные неправительственные организации[12]. Руководство таких организаций обычно занимают члены диаспор, имеющие высокую профессиональную квалификацию, например, врачи, предприниматели или ученые. Трудовые мигранты из Таджикистана в свою очередь представляют объект деятельности таких НПО, которые предоставляют различного рода поддержку своим соотечественникам в юридических вопросах, трудоустройстве и обеспечении жильём.

Однако существуют некоторые сложности в том, как подобные организации работают. Например, информированность граждан Таджикистана, пребывающих в России об организациях диаспор и их функциях ограничен, поэтому потенциал этих организаций не может раскрыться в должной мере. Немногие трудовые мигранты, которым может требоваться помощь, знают о существовании организаций, созданных диаспорой. В таком случае трудовые мигранты продолжают придерживаться неформальных объединений или искать содействия у знакомых, родственников или среди посетителей местных мечетей.

Безусловно, организационный потенциал таджикской диаспоры в России очень велик. Но на данный момент они действуют своими силами, при этом зачастую совмещая благотворительную или культурную деятельность с постоянной работой. Также все еще нет общей платформы для сотрудничества между представителями диаспор из разных городов России. Подобная инициатива помогла бы скоординировать их деятельность, и определить основные приоритеты для развития организаций на территории России, а в перспективе и для реализации совместных проектов в Таджикистане.

В такой ситуации необходимо активизировать деятельность, например, таджикских дипломатических структур. Они могут обладать большей ресурсной и информационной базой, что вполне может улучшить связь между трудовыми мигрантами и диаспорой. Такой вариант действий вполне может стать частью политики Таджикистана относительно своих граждан за пределами республики.

Связи диаспор с Таджикистаном

В октябре 2018 года в Душанбе проводилась встреча с участием организаций таджикских диаспор и представителей государственных структур Таджикистана[13]. На встрече правительственными институтами высказывалась заинтересованность в активизации сотрудничества с диаспорами таджиков, в преддверии 30-летней годовщины независимости республики. Однако возникает вопрос, в чем заключается такая заинтересованность? Вполне возможно нарративы, поддерживающие связь между таджиками, связаны не с нуждой в какого-либо рода поддержке в праздновании дня независимости, а скорее в укреплении связей с диаспорами для эффективного проведения предстоящих президентских выборов в 2020 году.

Визит представителей таджикской диаспоры из Российской Федерации в Таджикистан в 2018 году, в честь запуска первого агрегата Рогунской ГЭС, и Дня Президента Республики Таджикистан. Фото: avkd.tj

В предыдущие годы встречи представителей гос. структур зачастую проводились, например, в России и Украине. В членах диаспоры правительство видело возможность сбыта акций Рогунской гидроэлектростанции[14], и в целом для повышения лояльности к правительству среди членов таджикских диаспор[15][16].

Такая заинтересованность в поддержке понимания и принятия нынешней власти среди диаспор можно объяснить их нахождение вне таджикского информационного поля. Тем самым государство пытается снизить риски идеологического влияния на них со стороны оппозиции или лиц, по тем или иным причинам не признавшим режим Рахмона.

В таком случае, диаспоры выступают как агент, через который власти Таджикистана продвигают свою риторику среди граждан страны. Но и то, что диаспоры обладают определённым финансовым потенциалом власти также понимают.

Несмотря на то что, диаспоры участвуют в различных встречах с гос.органами Таджикистана, для них больше характерна культурная составляющая сохранения связей с исторической родиной. Например, высказывались предложения о создании в России школ с обучением на таджикском языке[17], что как раз и демонстрирует то, насколько для них важно сохранение таджикской идентичности.

Что же касается заинтересованности в участии в процессах развития Таджикистана, большинство представителей диаспор видят множество препятствий для этого. Их озабоченность заключается в уровне коррупции, неэффективной бюрократии в самом Таджикистане, при этом также многие высказывались о том, что хотели бы помочь своей родине в вопросах развития[18].

Ситуация довольно сложная – диаспоры хотят помочь, но видят множество препятствий, а государство пока что строит свою политику относительно диаспор в основном только в рамках мер по поддержке лояльности к себе.

Итоги и рекомендации

Таджикские диаспоры демонстрируют хороший уровень организации. Они посвящают свою деятельность поддержке своих соотечественников, которые нуждаются в консультациях, работе и жилье. Однако действуют они в отдельности друг от друга и связи между подобными организациями развиты очень слабо. Государственные органы воспринимают диаспоры как рупор для распространения своей риторики, как субъект, который обладает потенциалом для помощи в развитии – не слишком выраженно.

Опыт других стран показывает насколько возможна организация диаспор с помощью государственных структур и как в положительной степени это может повлиять на отдачу диаспор в виде вливаний в различные проекты по развитию своей исторической родины. Говоря об Армении, такое содействие диаспор идет в комбинации с денежными переводами трудовых мигрантов, в итоге потенциал армян, проживающих за пределами Армении задействуется полностью и на разных уровнях. То есть, и для Таджикистана возможна подобная диверсификация помощи своих сограждан в финансовом плане.

Для того, чтобы понять какие шаги можно предпринять для такой диверсификация, необходимо понять:

  • Какие сферы экономики или социального сектора в перспективе могут заинтересовать представителей диаспор для их вовлечения в процессы развития.
  • Оценить их финансовый потенциал на данный момент, проведя углубленное исследование с предоставлением актуальных данных, так как на данный момент исследования международных институтов устарели.

Для движения в направлении более тесного сотрудничества с диаспорами возможно принятие следующих мер:

  • Мобилизация дипломатических структур для укрепления связей с диаспорами.
  • Содействие организациям диаспор в целях улучшения информационной составляющей, то есть сделать их деятельность более видимой, тем самым повысить осведомленность среди других сограждан, которые не знают о существовании таких организаций.
  • Создать постоянно действующую платформу с участием представители диаспор, тех же неправительственных организаций, международных структур для поддержки будущих сетей для сотрудничества.
  • Сформулировать четкую национальную политику в отношении таджикских диаспор во всех странах, в том числе В Узбекистане, Казахстане, странах Европы и США.

Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project», реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Норвегии. Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора. 


 [1] Ragazzi., F. 2014 A comparative analysis of diaspora policies, Political Geography 1 – 16, https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S0962629814000043

[2] Harnessing the Diaspora for Development in Europe and Central Asia, 2011 Migration and Remittances Peer Assisted Learning (MIRPAL) Discussion Serie, http://siteresources.worldbank.org/INTECA/Resources/DiasporaPaper10112011.pdf

[3] Там-же

[4] На сегодняшнем заседании правительства одобрен проект закона ра «о структуре правительства республики армения», 12 июнь 2008, Armenpres, https://bit.ly/2PoDsbL  

[5] Программа деятельности Министерства Диаспоры РА на 2017 год, http://www.mindiaspora.am/ru/Programs_2017

[6] https://www.fergananews.com/articles/9745

[7] Демографическая ситуация в республике узбекистан, 2017, государственный комитет
республики узбекистан по статистике https://stat.uz/ru/433-analiticheskie-materialy-ru/2055-demograficheskaya-situatsiya-v-respublike-uzbekistan

[8] Всероссийская перепись населения 2010 г. Национальный состав населения Российской Федерации http://www.demoscope.ru/weekly/ssp/rus_nac_10.php

[9] Tajiks in Kazakhstan 2015 https://joshuaproject.net/people_groups/15201/KZ

[10] Tajiks in United States, 2016, https://joshuaproject.net/people_groups/15201/US

[11] Diaspora – Partner in the Development of Tajikistan, 2014, International Organization for Migration, https://publications.iom.int/system/files/pdf/diaspora_tajikistan.pdf

[12] Olimova, S. Kumar. K and N. Baruah, 2010 Migration and Development in Tajikistan – Emigration, Return and Diaspora,2010 International Labour Organization, https://www.ilo.org/wcmsp5/groups/public/—europe/—ro-geneva/—sro-moscow/documents/publication/wcms_308939.pdf

[13] Таджикские диаспоры призваны к участию в развитии страны, 2018, Народная газета http://www.narodnaya.tj/index.php?option=com_content&view=article&id=7751:2018-10-25-06-41-16&catid=63:obshestvo&Itemid=170

[14] Таджикская диаспора Челябинской области провела мероприятия по реализации акций Рогунской ГЭС среди таджикистанцев, 2010, Азия-Плюс, https://www.news.tj/ru/news/tadzhikskaya-diaspora-chelyabinskoi-oblasti-provela-meropriyatiya-po-realizatsii-aktsii-rogunsk

[15] Встреча Посла Таджикистана с соотечественниками, представителями таджикских диаспор и студентами, приуроченная Посланию Президента Республики Таджикистан к Маджлиси Оли Республики Таджикистан, 2019, Посольство РТ в Украине, http://tajemb.kiev.ua/embassynews/vstrecha-posla-tadzhikistana-s-sootechestvennikami-predstavitelyami-tadzhikskih-diaspor-i-studentami-priurochennaya-poslaniyu-prezidenta-respubliki-tadzhikistan-k-madzhlisi-oli-respubliki-tadzhikistan/

[16] Глава МВД Рахимзода передаст Рахмону послание таджикских мигрантов из РФ, 2017, Спутник Таджикистан https://tj.sputniknews.ru/russia/20170516/1022328293/tadzhikistan-rossiya-sochi-mvd-poslaniey-prezident.html

[17] Таджикская диаспора попросила об открытии в Москве школы с обучением на родном языке, 2018, Агенство Интерфакс  https://www.interfax.ru/moscow/635230

[18] Diaspora – Partner in the Development of Tajikistan, 2014, International Organization for Migration, https://publications.iom.int/system/files/pdf/diaspora_tajikistan.pdf