© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Образование и наука должны стать во главе угла внутренней политики Кыргызстана

«В Кыргызстане давно назрела необходимость придать системе образования приоритетное и стратегическое значение не только на риторическом и декларативном  уровне, а на государственном уровне», — отмечает эксперт Айнура Акматалиева в статье, специально для CABAR.asia.

Качественное образование, без сомнения, является важным стратегическим потенциалом любого государства и безусловным драйвером его процветания и стабильности. Именно качественное образование может способствовать развитию Кыргызстана во всех его направлениях и решению острых проблем тотальной коррупции и трудовой миграции. Учитывая тот факт, что одна треть населения Кыргызстана – это дети до 16 лет, вопросы получения ими качественного образования еще больше возрастает в наше время и актуализирует необходимость тщательных реформ сектора образования.

Либо мы создадим поколение квалифицированных граждан, способных вывести республику на новый уровень развития и стабильности или создадим «армию» неквалифицированных граждан, с сомнительными перспективами.

Государства, совершившие рывок в развитии опирались именно на подготовку качественных кадров и реформирование системы образования в целом.

В Кыргызстане давно назрела необходимость придать системе образования приоритетное и стратегическое значение не только на риторическом и декларативном  уровне, а на государственном уровне. Это должно выражаться в комплексном анализе системы образования КР согласно стратегическим задачам самой республики:

  • мониторинг всех преимуществ и недостатков;
  • подготовка программы реформирования системы образования и науки;
  • пересмотр расходов на образование и науки в сторону увеличения финансирования;
  • подготовка стратегического плана с поэтапным реформированием системы образования и науки на долгосрочную перспективу;
  • совершенствование учебно-методического обеспечения и привлечения лучших кадров в сферу образования.

Любые стратегии развития сектора образования должны отвечать в первую очередь национальным интересам Кыргызстана, а не осуществляться по обратному принципу, когда заказчиком, оценщиком и донором реформ является международный актор, актуализирующий свою повестку дня в качестве нормативной силы.

Практика реформирования системы образования за годы независимости не дала существенных системных положительных результатов. Усталость педагогов от бесконечного процесса адаптации к новым требованиям «стандартов» на фоне низких заработных плат; фрагментированные реформы, без комплексного характера преобразований с противоречивыми целями и результатами; низкий статус педагога всех уровней от детских садов до ученых с научными степенями и званиями; низкий уровень подготовки и переподготовки педагогических и научных кадров; образовательные учреждения, становящиеся бизнес-проектами для зарабатывания денег; вопросы рэкетирства в школах; бесконечные сборы денег на нужды школ и садов – стали широко обсуждаться в социуме и практически стали нормой.

Только ЕС, в рамках Инструмента сотрудничества в целях развития (Development Cooperation Instrument) на период с 2013-2018 гг. выделяет Кыргызстану грант в объеме 17 млн. евро[1]. Существующая Стратегия развития образования КР 2012-2020, а также Концепция развития образования в КР до 2020 года,  были разработаны именно в рамках освоения финансовой поддержки ЕС в три этапа 2012-2014, 2015-2018, 2018-2020 гг. В целом Стратегия рассчитана на принятие мер минимального регулирования, с ориентированностью на результат в системе образования[2].

При этом, нужно учитывать, что при сохранении существующих заработных плат педагогов всех уровней, а также с учетом той нагрузки по реформированию, которая ложится вновь на педагогов,  сложно говорить о переходе на качественно новый уровень. Практически осталось 1,5 года до фактического завершения срока реализации Стратегии образования, но существенных и качественных результатов улучшения сложно отметить. Необходимо подчеркнуть, что вовлеченность самих педагогов и ученых в процесс осмысления реформы системы образования остается мизерной.

Количество вузов не гарантирует качество образования

В республике официально функционируют, согласно данным сайта Министерства образования КР, 57 вузов, из которых государственными вузами являются – 31, не государственных вузов – 19, а также присутствуют филиалы зарубежных вузов – 7 (См. Рис. 1.)

Рисунок 1. ВУЗы КР

География расположения 57 вузов[3]

Как мы видим из рис.2. только в Таласе не представлены вузы, а огромное количество сосредоточено в г. Бишкек, что делает столицу также центром просвещения молодежи. При этом, образование в Кыргызстане ориентировано на граждан с разными доходами, начиная от нескольких тысяч долларов и до нескольких тысяч сомов. В 2016 году был установлен минимальный порог на контрактную форму обучения – 26,300 сом, а максимальный определяет ВУЗ самостоятельно. При этом по разным специальностям были установлены минимальные пороги, самое дорогое обучение – здравоохранение 39, 540; а по специальностям в сфере искусства и культуры допускаются контракты ниже 26, 300 сомов. При этом филиалы зарубежных вузов или частные во многом оказываются в лучших условиях, чем государственные вузы. Обусловлено это рядом взаимосвязанных факторов как улучшенная инфраструктура – учебная площадь, общежитие, оснащенность видео-аудио оборудованием, наличие библиотеки и доступ к электронным библиотекам и базам данных, привлечение лучших профессоров и доцентов, рейтинг и имидж вуза, выдача 2-х дипломов, возможность выучить иностранные языки и др. 

В условиях Кыргызстана многие выступают против существования такого количества вузов, но их сокращение будет являться не популярным шагом со стороны любого правительства, что может вызвать даже их отставку. Однако давно назревшая необходимость процесса укрупнения или создания 3-5  вузов государственного значения с их финансированием из бюджета стала очевидной.

Самый высокий статус – государственного вуза, должны получить лучшие из лучших, способные предоставить студентам благоприятные условия для обучения, а также поддержку выпускников после окончания.

В этих вузах крайне важно прививать инновационные модели обучения и последовательную подготовку бакалавров, магистров и докторантов. Остальные вузы могут перейти на самофинансирование, что заставит их повышать свой потенциал и конкурентоспособность. Государственные вузы одновременно могли бы вести переподготовку кадров и повышений квалификации бюджетных работников на перманентной основе.

Помимо укрупнения вузов, назрела необходимость классифицировать сами высшие учебные заведения как – академии, университеты и институты и разработать иерархию образовательных учреждений по количеству профессорско-преподавательского состава, количества научных достижений и изобретений, количество защит аспирантов и докторантов и другим критериям.

Послевузовское образование как аспирантура и докторантура, как и сам процесс проведения защиты кандидатских и докторских диссертаций в Кыргызстане претерпели серьезные изменения в сторону ужесточения требований, как увеличение количества статей в рецензируемых журналах, обязательность учебы в аспирантуре и отмена соискательства, проверка на заимствования, электронная очередь и т.д. Эти реформы сказались на сокращении количества защит, но существенно не повысили качество самих диссертационных исследований.  

Безусловно, чтобы получить качественные исследования нужно начать с детских садиков, если не раньше, чтобы в итоге мы получили целостную систему образования, а не реформы в каждой ступени, не подчиненные общей логике и комплексной стратегии развития.

Именно отсутствие стратегического анализа сферы образования и науки подвергает ее перманентным флуктуациям и системным сбоям на всех уровнях общественной жизни.

Практически отсутствует диалог между педагогами разных уровней по вопросам последовательного, ступенчатого привития навыков и умений или по вопросам взаимных ожиданий.

Государственное финансирование научно-исследовательской деятельности

Помимо учебной работы вузы проводят и научно-исследовательскую деятельность, которая должна служить интересам государства.  Так, в тех сферах, где у государственных органов существует дефицит знаний, научные центры и ученые из вузов могли бы стать серьезной опорой, владеющей методологией исследования. Такая практика существует практически во всех государствах, где процесс мониторинга и подготовка стратегий решений и сценариев развития ситуации проводятся представителями научного сообщества.  Это, с одной стороны, способствовало бы повышению качества принимаемых решений государственных органов, а с другой стороны, способствовало бы развитию прикладных научных исследований в  республике.

Само государство могло бы стать заказчиком ряда научно-исследовательских проектов и инициатив, предварительно создав равные условия участия в них вузов республики. Взаимодействие государственных органов власти и научной среды существенно способствовало бы взаимному росту.

Существующие научные центры и институты, финансируемые государством необходимо не только кардинально реформировать, но и пересмотреть их количество и качество как философию их деятельности и направленность исследований. Они, прежде всего, должны быть мозговым центром государства, где решаются актуальные проблемы, отвечающие интересам государства в различных сферах, а не сохраняться по факту существования.

Повышение социального имиджа педагога и научного работника

С одной стороны, рынок «дикого капитализма» дал возможность далеко необразованным кадрам занять более выгодное положение в обществе, нежели образованным. Из-за чего происходит девальвация высшего образования и вообще образования в целом, и, как следствие, сама идея подготовки высококвалифицированных кадров отходит на второй план.

С другой стороны, социально низкий уровень педагогов не привлекает в эту сферу лучших выпускников. Даже если лучшие выпускники привлекаются в сферу образования – это следствие других факторов привлечения – как долг перед родителями состояться в науке, но никак не привлекательность зарплаты или получаемые социальные бонусы. Программа ипотечного кредитования в республике красноречиво продемонстрировала низкий уровень доходов педагогов, не позволяющих рассчитывать на собственное жилье или достойный уровень жизни. 

Более или менее активная часть молодых преподавателей в основном имеют доходы в виде стипендий или грантов на исследование от международных фондов, что позволяет им еще задерживаться в сфере образования. Другая часть предприимчивых открывают краткосрочные курсы иностранных языков или курсы для развития ораторского мастерства, публичных выступлений, лидерских навыков или мастер-классы как подготовить мотивационное письмо или сдать тест и эссе для поступления в зарубежные вузы.

Давно стало нормой для педагогов, когда при одной ставке – «нечего есть», а при большей ставке – «некогда есть». Казалось бы, эти проблемы знакомы всем и каждому в республике, но на фоне обсуждения более значимых проблем как – «кто и сколько наворовал», педагоги остаются  «молчаливым большинством», наедине со всеми своими проблемами.

В республике, тем не менее, существуют примеры некоррумпированных педагогов и образовательных учреждений, чей пример должен быть заразительным. Борьба с коррупцией не должна опираться только на карательные меры, но и должна больше опираться широко на поощрении некоррумпированных кадров. Опрос учеников или студентов мог бы быть одним из критериев для поощрения педагогов, как  повышение заработной платы или ежемесячных премий. Педагог любого уровня помимо своих знаний, должен обладать достойным уровнем жизни чтобы быть привлекательным образом для молодежи, а не вызывать их жалость. Результаты опроса дошкольников на предмет кто их герой или кем они хотят стать, наглядно может продемонстрировать ценности социума.

Таким образом, наступило время, когда система образования и науки в Кыргызстане должна стать во главе угла всей внутренней политики республики в краткосрочной перспективе. Банальные, но витальные вопросы о том кто, как и чему будет учить наших детей, кто будет лечить наших стариков, кто будет обеспечивать нашу безопасность и наконец, какое будущее мы хотим для себя и для своих детей должен заставить активную часть общества от рефлексий перейти к совместной выработке модели будущего.

Источники:

[1] Education development strategy 2020 https://ec.europa.eu/europeaid/projects/support-reform-education-sector-kyrgyz-republic_en (Дата обращения: 29.05.2018)

[2] Стратегия образования КР 2012-2020 http://erasmusplus.kg/wp-content/uploads/2014/12/%D0%A1%D1%82%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%B3%D0%B8%D1%8F-%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B2%D0%B8%D1%82%D0%B8%D1%8F-%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F_2012_2020.pdf

[3] Университет Центральной Азии в Нарыне не числится  в списке вузов на сайте Министерства Образования

Автор: Айнура Акматалиева, политолог, директор Института перспективной политики (Кыргызстан, Бишкек).

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции CABAR.asia

Данный материал подготовлен в рамках проекта ‘Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project’, реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Норвегии.