© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Асылбек Избаиров: Казахстан религиозно многополярен, но в этом есть вероятность конфликтов

Гармоничные религиозные отношения – актуальная на сегодня и весьма чувствительная тема для Казахстана. О том, как регулируется эта сфера и как правильно выстроить систему религиозных отношений, в интервью CABAR.asia рассказал Асылбек Избаиров, директор института геополитических исследований, профессор института дипломатии, религиовед.


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


English Қазақша

Асылбек Избаиров. Фото из личного архива

CABAR.asia: Сколько конфессий на сегодня существуют в Казахстане? Как они пришли на территорию страны?

Асылбек Избаиров: В Казахстане существуют свыше 3,5 тысяч религиозных объединений. В стране представлены почти все религиозные конфессии. Ведущими являются ислам и христианство (православие и католики). У каждой конфессии своя история происхождения.

Начиная с 756 года на территорию Казахстана начинает проникать ислам — это первая Таласская битва, которая произошла между Танской империей и арабами (войска Аббасидской империи и Карлукского каганата, — прим. ред.). Тогда местное население приняло сторону арабов, и с этого времени начинается период постепенного проникновения ислама на территорию Семиречья, юга Казахстана, а потом по всем регионам.

Один из этапов проникновения ислама в Казахстан связан с династией караханидов, когда  Богра Хан провозгласил ислам государственной религией. Затем наступил период Золотой Орды. Такие ханы как Берки хан, Узбек хан, Аз Жаныбек, которые тоже в свое время объявляли ислам государственной религией. И основной период это – Казахское ханство. «Есима исконный путь», «Светлый путь Касым хана», «Семь законов Тауке хана» — везде мы видим эволюцию исламских положений, мусульманских правовых норм.

Когда мы говорим о традиционном исламе, мы имеем в виду «мазхаб Абу Ханифа». То есть это та линия, которой придерживается наш муфтият – Духовное управление мусульман Казахстана.

Что вы можете сказать о других конфессиях, которые существуют в Казахстане?

У каждой был свой период. Постепенное проникновение различных католических миссий, которые проходили через территорию Казахстана, прослеживается в разные периоды. Усиление католицизма произошло через переселенцев [из России], которые приезжали на территорию Казахстана.

Сильное проникновение православия связано с началом прихода Российской империи [на территорию современного Казахстана], когда различные христианские миссионеры заходили и пытались распространить идеологию православия.

Что касается буддизма, то здесь нужно выделить три основных этапа:

Первый этап — это период Кушанской империи, которая существовала на территории Казахстана.

Вторая линия была связана с началом V-VI веков нашей эры, когда [на территорию Казахстана] проникают различные буддистские проповедники, начинают строиться монастыри.

Следующий этап связан с периодом Ойратов и нашествием джунгаров, когда был зафиксирован рост буддийских храмов на территории Казахстана.

Какие проблемы сегодня имеются в связи с религиозным многообразием и как нужно их решать?

Религиозное многообразие показывает, что Казахстан многополярен. В нем множество культур, множество направлений. Это, с одной стороны, богатство, но в этом богатстве есть и вероятность конфликтов.

В этом случае, идеологема говорит: «единство в многообразии». К этому мы и должны двигаться. Большое многообразие создает поляризацию. Она обусловлена не только историческими процессами, которые происходили. Не зря до XVI века все войны имели религиозное начало.

Светская форма правления – та модель, которая является уникальной. Она абстрагируется от всех религиозных течений, берет на себя функцию контроля и регулирования религиозных отношений. Конфликты внутри были и они есть. Но самое главное – правильное регулирование.

Как правильно регулировать эти религиозные отношения?

Грамотное регулирование – это подготовка высококвалифицированных специалистов в этой области.

Например, в контексте той же проблемы экстремизма и терроризма, когда мы говорим о контрпропаганде, иногда акцент делается на совсем другие абстрактные вещи.

Проблемы экстремизма и терроризма в форме такфиризма нужно «лечить» там же. Этим могут заниматься высококвалифицированные имамы, теологи. Есть еще управленческий уровень, который должен знать «кто есть кто».

То есть в Казахстане не хватает теологов?

У нас нехватка высококвалифицированных теологов, имамов. Некоторые из них аффилированы с религиозными течениями.

Когда мы говорим о светскости, это — равноправное отношение ко всем. Самый главный принцип – это законопослушание, уважение к традициям.

Светскость — не мировоззренческая идеология, это мировоззренческий нейтралитет. Это самое важное. Именно высококвалифицированные специалисты будут регулировать эти процессы.

Когда был теракт в Актобе, мы смогли отправить высококвалифицированных специалистов и разрешить ситуацию.

Сколько университетов Казахстана готовят таких специалистов?

Мы должны четко разделять чисто теологическое направление и религиозное.

По теологическим направлениям готовят в [Казахско-египетском] университете [исламской культуры] «Нур-Мубарак». Есть 4-5 ведущих вузов, которые выпускают религиоведов и экспертов.

Мы должны повышать их качество и уровень образования. С каждым годом проблема религии становится все актуальнее и требует нестандартных методов, нестандартных путей решения.

30-40 религиоведов в год выпускает только ЕНУ (Евразийский национальный университет) имени Гумилева, а по Казахстану готовят около 150 человек.

Читайте также: Внедрение религиоведения в школах Казахстана: необходимость или излишество?

Почему тогда у нас нехватка кадров?

Когда мы говорим о нехватке кадров, мы говорим о совсем другом аспекте. Например, чтобы преподавать на уровне «Нур Мубарака», на уровне ведущих зарубежных вузов, нужно формировать школу.

Пока мы находимся на стадии формирования своей, центральноазиатской школы богословия. Это проблема не одного дня. Главное то, что мы в этом направлении двигаемся, работаем. Слава богу, мы не допускаем внтурирелигиозных конфликтов.

Есть определенные проблемы, связанные с экстремизмом — это общемировая тенденция. Мы должны понять, что они касаются не только Казахстана. Каждые три года у нас проходит Съезд мировых религий. Все равно это задает определенную тенденцию, правильное направление, ту парадигму, которая нам нужна.

Мы должны двигаться к многообразному миру, его грамотному регулированию.

Насколько государство и общественные организации справляются со своими функциями по регулированию противоречий? Как создать гармоничное общество, несмотря на религиозное многообразие?

Казахстанская модель межконфессионального согласия является образцовой для многих стран мира, и наш президент также выдвигает ее как образцовую модель.

Читайте также: Христианские меньшинства в Казахстане: тише воды, ниже травы

На сегодняшний день Казахстан движется в правильном направлении. Мы приняли соответствующие законы и определили четкую линию. Важно, чтобы религиозное сообщество было законопослушным, отрицательно относилось к терроризму и уважало свою историю и традиции — все это мы четко прописали.

Государственные органы прошли много стадий эволюции. Мы постоянно совершенствуемся. До 2004 года у нас были секретариаты и советы по связям с религиозными объединениями. В 2004 году впервые был создан Комитет по делам религий.

Он был создан своевременно. Когда в 2004 году произошли теракты в соседнем Ташкенте, мы задумались об этом. Комитет сформировался как агентство по делам религий. Нужно было принять новый закон. Произошла перерегистрация, был принят новый закон в 2011 году.

В 2016 году внешние вызовы диктовали, и мы создали Министерство по делам религий, оно потом переквалифицировалось в Министерство общественного развития. [Религией] занимаются также специальные дополнительные органы.

Они все решают проблемы не революционным путем, а эволюционным. Этот механизм показывает эффективность. При акиматах есть центры, которые занимаются этими вопросами. Также есть Духовное управление мусульман Казахстана и другие органы.

Чтобы поднять межконфессиональные отношения на более высокий уровень в Казахстане, какие меры, по-вашему, необходимо принять? Есть ли у вас конкретные предложения?

Если есть религиозная безграмотность, то нужно решать этот вопрос. Но мы должны понять, что определенные запретные механизмы — это устаревший метод. Мы должны идти к грамотному регулированию.

У нас в школах с 9-го класса внедрены основы религиоведения. Но преподают историки, поэтому нам нужно увеличить количество кадров. Религиозные процесс всегда актуален. Он пассионарен. 


Данная статья была подготовлена в рамках проекта IWPR «Стабильность в Центральной Азии через открытый диалог».