© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Аблат Ходжаев: Ташкент оказался первой столицей, где сформировалось китаеведение в нашем регионе

Узбекистанский китаевед, д.и.н. Аблат Ходжаев в интервью аналитической платформе cabar.asia рассказывает об истории зарождения школы синологии в Советском Узбекистане и ее наследии в нынешнее время. 


Подпишитесь на наш канал в Telegram!  


cabar.asia: Есть ли в Узбекистане школа синологии? Могли вы бы немного рассказать про истоки синологии в Узбекистане? С чего это начиналось?

Доктор исторических наук Аблат Ходжаев. Фото из личного архива А.Ходжаева.

Разумеется, есть школа синологии. Она формировалась давно. Синология в Узбекистане зародилась со времен установления советско-китайских отношений. Тогда Китаю нужно было оказать помощь со стороны Советского союза. Если говорить про истоки синологии, то здесь есть некоторые моменты, которые надо отметить. 

Первое – в Ташкенте была создана уйгурская редакция и она переводила на уйгурский язык советские учебники по химии, по математике, геометрии и т.д.  Данный материал отправляли в Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая (СУАР), чтобы они преподавали по этим учебникам. Также переводили романы, стихи советских писателей и поэтов, в том числе и зарубежных, которые подходили советской идеологии. Редакция существовала примерно до 1960 года, т.е. до начала ухудшения советско-китайских отношений. Я беседовал с работниками редакции, сейчас их, конечно, нет в живых.

Вместе с тем, многие специалисты из Узбекистана были приглашены в СУАР для преподавательской работы.  В связи с этим, осенью с 1953 г. на восточном факультете Ташкентского Государственного университета (ТашГУ с 1960 г., до этого назывался Среднеазиатский государственный университет /САГУ/) начала функционировать «Кафедра уйгурской филологии». Со следующего года в рамках этой кафедры был введен китайский язык.

В 1958 г. «Кафедра уйгурской филологии» ТашГУ была преобразована в «Кафедру китайской филологии». Выпускники начали работать в различных государственных учреждениях.

Второе -в то время ТашГУ был единственный университет в регионе, где можно изучать китайский язык. Нужно отметить, что многие выпускники китайского отделения Восточного факультета ТашГУ были представителями Казахстана, Кыргызстана и др. 

Главный корпус ТашГУ, 1988 год.

В 1962 г. в связи с ухудшением советско-китайских отношений «Кафедра китайской филологии» была закрыта. Но в 1964 г. был произведен один набор студентов в отделении «Истории стран Зарубежного Востока» с изучением китайского и английского языков. Я являюсь выпускником этой кафедры.

В 1978 году в связи с улучшением советско-китайских отношений кафедра китайской филологии была восстановлена,

В том же году в Институте востоковедения АН РУз был создан «Отдел изучения историко-культурных взаимоотношений Средней Азии и Китая» где работали выпускники «Кафедры истории стран Зарубежного востока» и «Кафедры китайской филологии.

В рамках этого отдела велось научное исследование на основе местных мусульманских и китайских источников. Опубликованы более 20 монографии и сборники материалов в переводе на русский и узбекский языки. Защищены 2 докторской  и 3 кандидатских диссертаций.

В конце прошлого года вместо этого отдела создан новый отдел «История Центральной Азии». Теперь научно исследовательская работа по Китаю будет осуществляться в рамках этого отдела.

После обретения независимости Узбекистана данная «Кафедра китайской филологии» стала очень популярной. Начались культурные и, самое главное, торговые связи с Китаем. Налажен обмен студентов и преподавателей между Узбекистаном и КНР. Появился спрос на китайский язык, многие начали поступать на китайское отделение. По степени конкуренции при поступлении, китайское отделение стало первым. До этого лидерство занимала арабская кафедра.  

В 1991 г. восточный факультет ТашГУ преобразован в отдельный институт и назван Ташкентский государственный институт востоковедения (ТашГИВ), Уже прошло несколько лет, как кафедра китайской филологии преобразована в факультет китаеведения. В этом факультете есть кафедра китайской филологии, китайской политологии и экономики. Раньше кафедра экономики была отдельной, но недавно объединили в одну кафедру истории, политики и экономики. 

Уже много лет, преподавание китайского языка осуществляется также в Ташкентском университете мировых языков.

Каждый год факультет китаеведения выпускает несколько десятков выпускников. Уже много лет он ежегодно проводит научно-практическую конференцию по актуальным вопросам китаеведения Узбекистана. В последние годы данная конференция уже носит международный характер.

Чем они занимаются дальше? В каких сферах они работают?

Часть остается работать на факультете. Некоторые работают в Институте Конфуция. Другие работают в китайских фирмах  в Узбекистане.  В Ташкенте имеется также школа с обучением китайского языка. И там работают китаисты – выпускники ТашГИВ. Имеются также выпускники, которые работают не по специальности.

В странах нашего региона Китай уже стал основным кредитором. Насколько хорошо мы знаем Китай?

Я могу сказать, что мы не знаем Китай до конца. Китай является своеобразной страной. Ее основные жители ханьцы (ханьцзу) тоже имеют свою особенность. Чтобы хорошо знать Китай и китайцы нужно жить среди них и работать в этой стране много лет.

Республики Центральной Азии имеют важное стратегическое значение для Китая, как в экономическом, так и в политическом плане. Чтобы развивать все сторонние связи с Китаем нужно хорошо знать его интересы, стратегические планы, а также историю политики Китая по отношению региона, соседних стран. Нужно также хорошо знать особенность китайской дипломатии.

Есть ли в Узбекистане специалисты, которые дают советы, вырабатывают концепции руководству страны. Работают ли они как советники в гос. структурах или аналитических центрах, институтах?

Есть. Многие китаисты – выпускники ТашГИВ работают в государственных структурах, аналитических центрах, научных учреждениях.

Среди китаистов – выпускников восточного факультета, а позже ТашГИВ, 3 человек  имеет ученую степень доктора наук, 9 – кандидата наук, 3 – доктора философии (PhD), не считая работающих за пределы республики. 

То есть все-такие есть спрос на выпускников?

Есть. Узбекистанско-китайские связи расширяются. Разумеется, в этих условиях сохраняется спрос на специалистов с хорошим знанием китайского языка.  Кроме того, у узбекистанцев растет интерес к познанию Китая.

Какую оценку вы можете дать деятельности Институтов Конфуция в Узбекистане? Какие есть преимущества или недостатки у этих институтов?

Институт Конфуция открылся в Ташкенте в 2005 г. по предложению китайской стороны. Хотя у нас тогда была кафедра китайской филологии. 2014 г. такой институт открылся в Самарканде. В них в основном преподаются китайский язык. Работают китайские преподаватели. Лучше освоивших учеников отправляют в Китай на стажировку. Это определенной степени увеличивают число людей, желающих овладеть китайским языком. Разумеется, при этом преследуется цель формировать у учащихся симпатию по отношению Китая.

Есть ли в Узбекистане соглашения, программы обмена с Китаем, по которой узбекистанские студенты едут учиться в Китай?

Да, есть стажировки для студентов, которые изучают китайский язык. Студенты, которые показали желание учиться, на конкурсной основе едут на стажировку в Китай на втором, третьем, и четвертых курсах. Благодаря этому они могут лучше освоить язык. Кроме того, есть молодые люди, которые едут учиться в Китай за свой счет.

У вас есть рекомендации или пожелания с синологией, по работе с Китаем?

Я желаю, чтобы синология в Узбекистане развивалась и надеюсь, что она служит во благо развития республики. Как известно, главная задача Узбекистана – это развивать экономику, обеспечить безопасность  и стабильность в стране. Для этого, прежде всего, необходимо развивать интеграционный процесс в регионе Центральной Азии. Поддерживать дружественные отношения между республиками и народами региона. Общими усилиями решать все проблемы политического, экономического, экологического и иного характера.

Узбекистан работает по принципу – кто доброжелательно относится к республике с пониманием и желанием поддержать ее, то она с ними будет развивать двусторонние отношения на равноправной и взаимовыгодной основе. Правительство республики создает одинаковые условия, тем, кто хочет сотрудничать с Узбекистаном.


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project», реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Норвегии. Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора.